Частушки, записанные Василием Андреевичем лузиным в деревне федяево Даниловского уезда вятской волости, в 1909 - 1911 годах

Сегодня у нас есть уникальная возможность познакомиться с частушками, записанными Василием Андреевичем Лузиным в Даниловском уезде, в Вятской волости, в деревне Федяево, в 1909 - 1911 годах, с частушками, которые пели наши прадеды и прабабушки. Частушки эти вошли в «Сборник деревенских частушек Архангельской, Вологодской, Вятской, Олонецкой, Пермской, Костромской, Ярославской, Тверской, Псковской, Новгородской, Петербургской губерний» В.И. Симакова, который вышел в свет в Ярославле, в типографии К.Ф. Некрасова в 1913 году.

Прекрасной иллюстрацией к приведенным ниже частушкам будут две фотографии из семейного альбома жителя села Вятское Порфирова Павла Васильевича, которые были сделаны в деревне Федяево и деревне Шилово в 1914 году.

Сквозь Федяево пройду,
Проиграю, пропою,
Проиграю, пропою
Про милашечку свою.

Ты, гармошка, синий мех,
Распусти-ка славу-смех,
Распусти-ка славушку,
Про мою сударушку.

Поиграй, гармошенька,
Веселая моя,
За тебя, моя веселая,
Десяточка дана.

Поиграй, гармошечка,
Времечка немножечко:
Весело время провожу,
Тебя на полку положу.

Уж завлечь-то завлеку,
Пусть походит за реку,
По наследу, по насту,
Пусть походит попусту.

Завлекать-то завлекает,
А играть-то не берет.
Меня, бедненькую девочку,
Наверно, просмеет.

Сквозь Федяево пройду,
Прокричу, проухаю,
Не сидят ли где девчонки,
Палочкой простукаю.

— Ах ты, белянка белая,
Куда с ведрам бегала,
— Милый мой, не за тобой —
На колодец за водой.

Шла дорожкой трактовой,
Нашла платочек носовой,
По нем дорожки красненьки,
Не мого ли Васеньки?

По тебе, забавочка, скучаю —
Не могу напиться чаю:
Сперва сахар откушу,
Потом про милого спрошу.

Вы разрежьте мое сердце,
Посмотрите на него,
Не белее сердце сажи,
Это все из-за него.

Не начесывай начесы,
Крутолобая моя!
За твои круты начесы
Бьют молодчика меня.

Говорят платок — разлука,
Я нарочно два отдам:
Не платочки разлучают,
Перебейка между нам.

За твои за черны глазки
Дома держат на привязке,
Только ходу молодой
На колодец за водой.

Ой, милашечка, тоска!
Иссохло сердце, как доска:
По тебе, девчоночка,
Позеленел, как елочка.

Говорят, говорят,
Славушку наносят,
Потерпи, ретивое:
Поговорят да бросят!

Не с любимым Богу молятся,
А любой вдали от нас,
Не сниму я с папы воли,
За которого отдаст.

Ах, подружка, сатана,
В какие хлопоты ввела,
Какую сделала беду —
Не стало с миленьким ладу.

Прощай, шапочка боброва,
Мне не нашивать тебя,
Прощай, милка черноброва,
Мне не видывать тебя.

Сказал милый: «До свиданья,
Не забудь меня, каналья,
До приезда моего,
Не влюбляйся ни в кого».

Лиза кофточку кроила,
Окоротила семь раз,
Три аршина прикупила —
Кофта вышла в самый раз.

Свети месяц, свети месяц,
Половина месяца,
Повезут меня в солдаты.
Вся деревня сбесится.

Как поженят нас голубчиков
Во нынешнем году,
Как дадут нам по невесте —
По казенному ружью.

Ярославская машина
Ходит не торопится,
Меня в солдаты увезет —
Сама назад воротится.

Поиграй, моя гармонья,
Пока не забытая,
Погуляй, моя головка,
Пока незабритая.

Уж ты, батюшко родной,
Куда едем мы с тобой?
— Ах, мы едем к тому дому,
Ко проклятому приему.

Как поставили на круг,
Стали мерять мою грудь,
Повернули первый раз —
Полилися слезы с глаз.

Сдали, сдали-записали,
Нету льготы никакой,
Нет папаши, нет мамаши,
Нет защиты никакой.

Походили мои ноженьки
По здешней стороне,
Относил я русы волосы
На буйной голове.

Что ты, милка, не встречаешь
Середи поля меня?
Того горюшка не знаешь,
Что забритый еду я.

Посмотрикоте на нас —
Какая пара собралась:
Оба похуделые,
Как березки белыя.

Говорили кирпичи:
«Чьи калоши на печи?»
А калоши баяли:
«Шиловски оставили».

Как Федяево деревню
Можно городом назвать,
Кто проедет да похает,
Тому голову сорвать.